1 2011-06-26 13:46:46

 

Название: Отель «Безоблачное счастье»

Рейтинг: PG13

Пейринг: Катя/Миша, Катя/Андрей

Герои: Катя, Михаил, Андрей, Малиновский и др.

kinofilms. tv/film/shest-dnej-sem-nochej/10812/

Глава1.Букет с сюрпризом.

Пиар-агентство Юлианы Виноградовой было широко известным и преуспевающим предприятием, но в его офисе почти всегда царила сонная тишина. И олицетворением этой сонливости являлась секретарша Эльвира – единственное должностное лицо, которое по должностной же инструкции не должно покидать офис до конца рабочего дня. А это так скучно! Не будешь ведь весь день болтать по телефону с подружками – они тоже на работе, и иногда заняты – с клиентами, например!

А в их офисе посетители случались крайне редко, и звонили они напрямую Юлиане Филипповне, минуя скучающую секретаршу…

Это происходило потому, что Юлиана никогда не приглашала клиентов к себе, всегда сама выезжала на встречи - переговоры вела на «их» территории, или на нейтральной, в ресторане, например.

Таким образом, знакомство с молодым и богатым клиентом, ради чего собственно Эльвирочка и пришла работать в офис, откладывалось для нее на неопределенный срок, а скука и воздержание от разговоров изрядно портили ее характер.

Кроме Юлианы Филипповны в агентстве работала еще вторая сотрудница, Пушкарева, Екатерина Валерьевна. По возрасту она почти ровесница Эльвире, да и должность у нее созвучна Эльвириной – она помощник Виноградовой, почти тоже, что и секретарь…

Но с Пушкаревой больно-то не поговоришь, хотя она почти никуда из офиса не отлучалась, работала как мышка - облекала в цифры идеи начальницы. Делала она свое дело аккуратно и споро, на разговоры и телефонные звонки не отвлекалась.

Цифры Катя любила, они были ее стихией! И хотя имелось их всего десять, с их помощью она творила чудеса – выстраивала их в одной ей подвластном порядке и получались бизнес-планы, сметы, прогнозы…Понимала она цифры!

С людьми было сложнее… В людях Катя разбиралась гораздо хуже. Особенно в мужчинах. И это понятно – опыта общения с ними у нее было ничтожно мало. Только отец и друг детства Колька. Обоих она знала досконально, могла предсказать, кто и что скажет или сделает в определенной ситуации, какие эмоции проявит. А другие мужчины были ей непонятны – какие чувства управляют их действиями?

Еще на первом курсе был у нее горький опыт общения с одним из них, с Денисом.

Денис все делал правильно, как в книжках пишут: провожал с занятий до дома, нес ее сумку. На свидания приносил цветы и шоколадки, стихи читал – про любовь. Потом целоваться стали, а потом и остальное… Как положено! Она уверена была, что это любовь!

А оказалось…Пари, секс и никакой любви с его стороны. Да и с ее стороны тоже… Она просто хотела быть такой, как все – у всех девушек есть парни, значит и у нее должен быть.

После Дениса пять лет она только училась и работала – никаких любовей!

А потом все же влюбилась… Куда от нее, от любви, денешься? Когда ты молода, когда весна (хотя была осень!), и когда он так красив, так обаятелен (молод, богат, любвеобилен и опытен в общении с женщинами – список можно продолжать до бесконечности!), и нуждается в тебе, в твоей помощи…

Андрей Жданов – а это в него она влюбилась – делал все не по правилам! Он не приглашал ее на свидания – они же весь день работали вместе, провожал (отвозил) до дома, только если они работали допоздна, стихов не читал, поскольку был взрослым мужчиной, а не вьюношей, и к таким глупостям, как стихи, относился крайне пренебрежительно. Да никто из его женщин от него и не ждал никогда стихов! Всем важнее были вещи сугубо материальные: подарки, должности, секс, в конце концов.

Ничего он не делал из того, о чем пишут в книгах! А она все равно влюбилась…

И были это самые необыкновенные дни в ее жизни!

И когда работали бок о бок, и когда подвозил он ее на машине до дома. А уж когда стал и он проявлять к ней внимание и интерес не только как к работнику. а и как к женщине… Это возносило ее до небес. И была она с ним счастлива!

Недолго… Пока не узнала (не от него, случайно, от третьих лиц), что его любовь - и не любовь вовсе, а жестокая необходимость. Бизнес!

Она ушла, исчезла из его жизни, в одиночку пережила обрушившееся на нее горе.

Единственное, о чем жалела – что не поговорила с ним, не спросила прямо. Пусть бы сам ответил, глядя ей в глаза, чем была его любовь. Тогда бы не грыз ее сердце червячок сомнения.

Но это не страшно, червячка она задавит разумом – она уже решила строить свою жизнь разумно, не доверяясь сердцу. И кандидат в спутники жизни подходящий нашелся – Юлиана познакомила ее с перспективным ресторатором Михаилом Борщевым.

***

Сегодняшнее утро не предвещало ничего нового для секретаря Эльвиры. Разве что день будет длиннее, а значит и скуки больше. Угораздило ее прийти на работу раньше обычного – без опоздания, да еще и самой первой в офис явилась!

Зато награда не заставила себя ждать – в офис зашел мужчина! Молодой, привлекательный, весь в белом: рубашка, брюки, туфли – все было белое! И сам он тоже был светлый такой: белесые брови и ресницы, светло-русый чубчик, и глаза настолько светлые, будто их долго-долго промывали и вымыли весь цвет.

Эльвире такие не нравились, она тяготела к черноволосым красавцам высокого роста, но белобрысый был явно богат, поскольку в руках держал неприлично огромный букет роз. И это его реабилитировало в глазах секретарши.

Но очень скоро она потеряла интерес к цветам – букет был предназначен вовсе не ей, а Пушкаревой! Везет же людям! Не красавица, и глазки строить не умеет, а такой мужчина за ней ухаживает…букеты дарит…

А мужчина-то оказался вовсе и неинтересным в смысле знакомства - чужим женихом он оказался, опять же Пушкаревским – Михаилом Борщевым!

До сих пор Эльвира его не видела, но наслушалась от Юлианы о его достоинствах: скромен, вежлив, перспективен – то есть богат в будущем. То, что богат он только в будущем, несколько успокоило Эльвиру – пусть пользуется Катька, а ей богатство нужно прямо сейчас.

Михаил ждать Катерину не стал, попросил передать букет и записку в конверте.

***

Все это великолепие стояло в ведре с водой – другой посуды для такого количества цветов было не найти, а Эльвира с нетерпением ждала появления Пушкаревой. Ее интересовало содержимое конверта, но заглянуть в него она не решалась – Катя могла появиться в любой момент! И так странно, что ее нет, рабочий день уже начался…

Пушкарева пришла не одна, а вместе с Виноградовой. Оказывается, они уже давно работают, заезжали с утра к спонсору, который обещал финансировать раскрутку ресторана Борщева.

Эльвира передала букет и послание, но не отходила – Катя ведь обязательно прочитает записку, и поделится содержимым с Юлианой Филипповной, раз уж та здесь – они же подруги!

Все так и произошло.

- Катюш, от кого букет?

- От Миши…

- Что пишет?

- В ресторан приглашает…

- Ты удивлена?

- Рестораном – нет, а вот письмом…

- И что в нем такого необычного?

- Бабочка…

- Какая бабочка? Нарисована что ли?

- Нет, фотография приклеена

- Ну…оригинальничает…Поразить тебя хочет.

Эльвира заглянула через плечо, и не удержалась от возгласа

- Ой! Чудо какое! Я такой никогда не видела. А вы?

- Я тоже таких не видела, - ответила Катя, а Виноградова, глянув мельком, вынесла свой вердикт:

- Не наших краев бабочка…Помнится мне, такие на островах Полинезии встречаются – я когда-то увлекалась бабочками, изучала их…Надо альбом поискать.

Она зашла в свой кабинет, отгороженный от остальной части офиса не дверью, а замысловатой шторой. Это позволяло ей быть в курсе того, чем заняты сотрудники. Кабинет не оправдывал своего названия, да и назначение у него было другое - в кабинете Юлиана не работала, а отдыхала от трудов. Здесь все радовало глаз, вызывало умиротворение и спокойствие в душе. Конечно, это не будуар дамы изящного века, но оооочень похоже!

Мягкие формы и линии мебели – рабочий стол сочетал в себе детали стола письменного, компьютерного и туалетного: обилие ящиков, ящичков, коробочек и шкатулок, в которых лежали рабочие документы, всевозможные договора, акты проверок, списки клиентов и многое другое, а также вещицы сугубо женского, домашнего использования, перекочевавшие сюда можно сказать из спальни хозяйки: всевозможные пилочки, щипчики, ножницы, пуховки и кисточки. Почетное место занимала коробка с косметикой, выполненная в виде сердца. Единственное, чего не было на столе, так это зеркала. Его место занимал плоский компьютер. Но зеркало на самом деле было – как может женщина обойтись без зеркала? Оно пряталось за створками шкафчика, висевшего как раз на месте, где обычно располагается трюмо

На стенах кабинета-будуара обои - однотонная шелкография, с вклеенными в беспорядке кусочками более светлого тона, с мелким цветочным орнаментом,

На полу – мягкое ковровое покрытие, тоже светлое, а потолок натяжной, глянцевый, отражающий все в перевернутом виде, и создающий впечатление большого объема помещения.

На окне хоть и жалюзи, но тоже не офисные, а больше подходящие для «розовой спальни» - широкие полосы в мелкий цветочек.

Освещение предусмотрено было многовариантное, позволяющее регулировать атмосферу помещения. Кабинет освещался множеством разнообразных светильников, используемых в зависимости от обстоятельств. Парадная люстра в центре потолка, мягкий, дневной свет над столом, уютные бра, дающие рассеянный свет, возле всех сидячих мест. Кроме полукресла возле рабочего стола, были еще кресла возле круглого аквариума с одной единственной рыбкой, которую кормит только сама Юлиана – у нее какой-то сложный рацион. Напротив рабочего стола тоже кресло – для редких посетителей, и мини-диванчик для дружеских бесед – на нем невозможно было сидеть не «тесно прижавшись друг к другу»… На этом диванчике они с Катей секретничали – Юлиана посвящала ее в тонкости общения с противоположным полом!

Виноградова вышла из кабинета с толстым потрепанным альбомом, раскрытом на одной из последних страниц

- Вот, смотрите! Orniptera Priamus poseidon - Птицекрылка Посейдон, обитает во влажных тропических лесах на островах Океании.

- А зачем он ее приклеил? – недоумевала Катя

- Красивая же! Посмотрите, какие крылья: бирюзовые, как море, и прозрачные…Я была в Турции, там море такое же – бирюзовое и прозрачное. Все камушки на дне видны, и рыбки.

Эльвире посчастливилось побывать с бывшим бой-френдом в Анталии, и она к месту и не к месту вспоминала об этом.

- А я думаю, здесь скрыт более глубокий смысл! Бабочка - это символ любви, счастья и благополучия. Именно поэтому очень актуально дарить бабочек молодоженам, на день Св. Валентина и на др. праздники. Поскольку день Св. Валентина был зимой, и других праздников не предвидится, остается предположить… - Юлиана лукаво погрозила Кате пальчиком.

- Ну что Вы говорите, Юлиана! Мы с Мишей просто друзья!

- Посмотрим, что ты завтра скажешь, после ресторана.

- Юлианочка Филипповна, Вы все знаете, - не унималась Эльвира, - скажите, а почему именно голубая бабочка? Почему Посейдон?

- Я кое что предполагаю… Но пока помолчу – подождем, что Катя скажет нам завтра.

Глава2. Судьбоносное свидание.

Перед встречей в ресторане Катя собиралась заехать домой и одеться более празднично – букет и особенно записка с бабочкой явно намекали, что свидание будет не обычным ужином… Юлиана даже разрешила ей уйти пораньше. Но сама она уехала на очередную встречу с клиентом, а в это время пришли документы из банка, которые нужно было срочно исправить и вернуть до конца рабочего дня – иначе им не дадут кредит!

Ни о каком раннем уходе уже не могло быть и речи! И в ресторан Трафальгар, куда ее пригласил Михаил, она вынуждена была отправиться прямо из банка – иначе не успеть к назначенному часу.

Миша уже ждал ее. Он был такой торжественно-напряженный, при полном параде.

И столик их выглядел празднично – цветы в декоративной корзинке, плавающие свечи в бокалах… Столик находился не в самом зале, а в нише, которая тонула в полумраке – на стене горело бра в виде свечи, да натуральные свечи на столе – вот и все освещение. Обстановка была почти интимная, и Кате стало неловко за свой офисный костюм.

- Добрый вечер, Катюш! Проходи, садись – Миша галантно подвинул ей стул.

- Спасибо, Миша. Так все красиво… Я не ожидала…

- Тебе нравится?

- Очень! А почему Трафальгар? Я думала, мы пойдем в Мармеладофф.

- Да ты что! Там бы нам и пяти минут не дали поговорить! К тому же сегодня он закрыт.

- Почему?

- Ну…Скажем так…Санитарный день!

- Он ведь совсем недавно открылся? Миш, что-то случилось?

- Да ничего особенного! Придется немного подождать …Сазонов отказался спонсировать…

- Как? А Юлиана знает?

- Да, она уже ищет другого спонсора.

- А мне ничего не сказала…

- И правильно сделала! И я не хотел говорить… Я же по другому поводу пригласил тебя… Я…

Ему не удалось продолжить – подошел официант, стали делать заказ.

А потом заиграла музыка… Музыка была и до этого, лилась из динамиков, а в этот момент на сцену вышли музыканты, заиграли вживую, и певец запел…

Это были не Братья Гримм, но песня была та самая…

И она непроизвольно стала осматривать зал, искать взглядом Андрея – это он, Жданов, в то ушедшее в прошлое время, заказал специально для нее эту песню.

И сейчас, когда у нее другая жизнь, и она сама уже другая, и мужчина рядом с ней другой, мелодия вернула ее в прошлое.

Катя слушала песню, и была там, с ним, с Андреем…

А Миша не замечал ее состояния – он так готовился к этому свиданию, и теперь что-то говорил…важное…А она только кивала…

Но все же видимо какие-то его слова отложились в ее сознании, вернули к действительности.

- Миш, прости, я не поняла, куда мы едем?

- Катя…Ты меня совсем не слушала?

- Ну что ты… Я просто отвлеклась на минутку…

- Повторяю: мы едем на остров Макоти. Отель называется «Безоблачное счастье»! Вот, посмотри рекламный буклет.

- А…по какому поводу?

- Это будет наше свадебное путешествие!

- Почему ты сейчас говоришь об этом?

- А когда надо? Мы же улетаем завтра!

- Как завтра? У меня работа.

- Я договорился с Юлианой, она дает тебе отпуск.

- Подожди, какое свадебное путешествие? Мы же не женаты? Я же…

- Кать, в этом вся фишка! Мы там и поженимся! Там регистрируют брак в течение срока путевки! А свадьба…Зачем она? Поить-кормить чужих людей…

- Зачем нам такая срочность?

- А что тянуть? Сейчас «мертвый сезон», большие скидки на путевки.

- Нет, ничего не получится. Папа не разрешит!

- Главное, что ты согласилась!

- А я…согласилась?

- Кать, не шути так! Я же сделал тебе предложение…Ты кивнула…согласна значит…

- Миш…я сейчас…я в дамскую комнату…

- Только недолго! Горячее уже несут.

Ну почему у нее все не так, как у других? Почему в такой важный, судьбоносный можно сказать момент, она вспомнила о нем, о Жданове, и не услышала слов Миши? И что теперь делать?

Отказаться? Но она же хотела этого… Хотела, но…не так скоро… потом… когда-нибудь…

А решать надо сейчас! «Потом» ничего может и не быть…И что скажут родители?

Миша им нравится, но как же без свадьбы? Сама она тоже не сторонница пышных торжеств, но белое платье… Сколько раз представляла она себя в платье невесты! Еще в детстве, и потом, когда с Андреем…

Наверное, прошло много времени. Миша уже беспокоится, спрашивает из-за двери

- Катюш, тобой все в порядке?

- Я сейчас… Ты иди…Я приду.

Горячее, конечно, уже остыло, когда она вернулась за столик, но решение было принято: они едут! Она выходит замуж…

***

Дома ее ждали нелегкие разбирательства. Отец бушевал, мать вздыхала, Колька демонстративно жевал пирожки.

- Нет, Лен, ты мне скажи, разве так поступают порядочные люди?

- Валер, Миша хороший парень…

- Хороший, я не спорю, и в армии служил, и профессия… Но должен был прийти, объяснить свое чувство, руки попросить! А то купил, понимаешь путевки…

- По дешевке…на распродаже – встрял Зорькин. Он Мишу не терпел.

- Катенька…А как же без свадьбы-то? И с родителями не познакомились…

- Мам…Мы потом…организуем вечер, друзей пригласим…

- Это меня что ли? Других-то друзей у вас нет.

- Почему нет? Еще Юлиана, и девочки, из женсовета…

- И Вику пригласи! Без нее я несогласный! И Жданова с Малиновским!

- Колька! Замолчи! Получишь сейчас.

- Он правильно говорит! Малновского я не знаю, а Андрея Павловича надо обязательно! Хороший мужик! Умеет и беседу поддержать, и наливкой не гнушается. И на день рождения к тебе приходил, уважил…Опять же начальник бывший…

- Пап, мы не хотим свадьбу! Просто посидим по семейному, познакомимся… Только это не скоро, это когда Мишины родители приедут.

- А когда они приедут, доченька?

- Я не знаю. Миша не говорил…

- Катька, а жить вы где будете? Он квартиру-то купит? Или на съемной будете жить?

- У нас будут! Какие разговоры! Квартира у нас хорошая, комнаты раздельные…

- А можно разменять… Катенька, ты как думаешь?

- Теть Лен, не вздумайте разменивать! И не прописывайте его! Может аферист он! Денег нет на квартиру, вот и женится на Катьке.

- Коль, как тебе не стыдно! Миша любит меня! А квартиру… мы купим…потом. Пока у него трудности финансовые, Сазонов отказался…

- Тоже мне… А еще изображает из себя… На экватор жениться едет…Зря ты Катька согласилась! Помяни мое слово, он еще себя покажет, поваренок этот…

- Катюх, а Колька прав. Чего так торопиться? Получше бы надо узнать его.

- Послушай отца, Катенька! Не торопись! И Коля вон его не жалует…Хотя готовит он вкусно… А Коле не нравится…

- Ну, все! Хватит меня отговаривать! Я решила! Еду! И замуж выхожу…

Глава3. Летим за счастьем.

Катя примчалась в офис ни свет, ни заря – надо же и дела закончить, и отпуск оформить, а ее уже ждали! Эльвира при содействии Юлианы накрыла фуршетный стол – шампанское, конфеты, фрукты и торт, такой воздушный на вид, белоснежный, как фата невесты – свадебный торт!

- Ой, девочки! Зачем вы…- искренне удивилась Катя.

Виноградова обняла ее за плечи, подталкивая к столу, спросила, улыбаясь:

- Ну что, Катюша, как прошел вечер в ресторане? Нашлось, объяснение синим бабочкам?

- Да Вы, Юлиана, все уже знаете… Миша Вам звонил? Рассказал?

- Не звонил, мы с ним еще накануне обговорили все. К тебе только один вопрос: ты согласна?

- Я…да…я согласилась…

- Вот и правильно сделала! Как за каменной стеной будешь с ним жить1

- Как в тюрьме, что ли? – то ли с удивлением, то ли с издевкой спросила Эльвира.

- Эльвирочка, деточка, надо совершенствовать знание русского языка. Так говорят о спокойной, безбедной жизни.

- Да? Я не знала… А счастье там предусмотрено?

- Эль-ви-раааа… Не забывайся… Давайте все к столу, поздравим Катюшу и пожелаем ей счастливого полета за безоблачным счастьем!

- Ой, я так боюсь…

- Чего? Замуж выходить?

- И этого тоже. Я летать боюсь! А это так далеко, двадцать два часа полета!

- Вы летите с посадкой в Токио? – спросила Виноградова, - Через Париж быстрее, всего шестнадцать часов.

- Через Японию дольше лететь, но намного дешевле, – внесла «свои пять копеек» злой насмешки Эльвира. Она никак не могла подавить в себе недоумение: почему такую невзрачную Пушкареву берут замуж, везут на сказочный остров, а она, такая привлекательная во всех отношениях девушка вынуждена прозябать в скучном офисе.

- Катюш, не переживай! В Токио передохнете, город посмотрите, а уж потом дальше.

Я тебе таблетки дам от страха!

- Спасибо, Юлиана! Что бы я без Вас делала…

- Уж замуж бы так скоро не вышла! Шучу, не обижайся! Держи таблетки, и беги, собирайся в дорогу! Отпуск Эльвира оформит

- Как что, так Эльвира… Не моя это обязанность…

- Не ворчи, я и тебя выдам замуж! А пока утешься тортом – вон сколько осталось!

Поздно вечером самолет унес Екатерину Пушкареву и Михаила Борщева в дальние края – за счастьем!

***

Неделей раньше о распродаже путевок этого тура узнал Роман Малиновский, и у него родилась идея, как спасти друга – Жданова.

Дело в том, что после ухода из компании Кати Пушкаревой, его драгоценной и незаменимой помощницы во всех делах, а как потом выяснилось, и не менее ценимой, и до сих пор ни кем не замененной любовницы, Андрей будто с цепи сорвался – пил, ввязывался в драки, являлся на работу в таком виде, что лучше бы совсем не являлся!

Хорошо, что друзья и знакомые звонили или Малиновскому, или Кире, и они вызволяли Андрея из неприятных ситуаций, привозили домой – Кира к себе, а Роман – на квартиру Жданова, приводили его в надлежащий вид – пластырь, бинт, перекись и йод стали дежурным набором в аптечке каждого из них.

Иногда люди звонили в компанию – те, кто не знал других телефонов, - и тогда за Ждановым ехал курьер Федор.

Павел Олегович и Маргарита Рудольфовна были в отчаянии.

Положение становилось с каждым днем все более ужасным. Оно дискредитировало Жданова как президента, подрывало доверие к компании Зималетто, а Жданова-сына им было невыносимо жаль…

Павел видел свою роль в создавшейся ситуации в том, чтобы взять руководство компанией на себя. Маргарита же, как мать, в первую очередь думала о сыне, о его здоровье и душевном покое.

Она обратилась за помощью к Малиновскому.

- Роман, вся надежда на тебя! Ты должен помочь Андрею! Кроме тебя некому…

- Да я и так постоянно таскаюсь за ним, просиживаю ночи в клубах и барах! Никакой личной жизни…

- Вот и я об этом хочу поговорить. Ты должен…Я тебе разрешаю…Велю! Найди женщину, которая отвлечет Андрюшу. С ней он забудет свою Пушкареву.

- А как же Кира?

- Кира не может…У нее не получается. Она раздражает Андрея, напоминает ему о Кате…Нужна женщина посторонняя, не из компании, лучше вообще незнакомая. И …без комплексов и претензий – за деньги! И хорошо бы, чтобы все это происходило не здесь, не на глазах у людей нашего круга. Отправь их подальше!

Этот разговор припомнился Роману, когда он услышал о туре на острова Полинезии

И у него родился план…

Поздно вечером он проводил Андрея Жданова, своего лучшего друга (пьяного до непонимания обстановки) и некую длинноногую красотку известной профессии до выхода на посадку в самолет, вылетающий на сказочный остров Макоти. Они летели не за счастьем – ее интересовали деньги, а он и не осознавал, что куда-то летит…Ему бы проспаться сначала… Шестнадцати часов полета для этого должно хватить.

Жданов очнулся раньше, при посадке в Париже – рейс на Таити предполагался только утром, и туристов разместили в четырех звездном отеле на отдых.

Блондинка, которую Роман «присовокупил» к его отдыху, вела себя вполне прилично, не надоедала ему болтовней в самолете – да и как бы она это сделала, если он спал беспробудным сном? И в отеле поселилась отдельно, как он захотел, но все же пришла в его номер – видимо выполняла инструкцию Малиновского. Андрей собрался выпроводить ее и лечь спать, но следом за ней явился официант, вкатил столик с легким ужином и бутылкой хорошего вина – Жданову нравилось лечиться этим вином после обильного приема виски. И он не устоял, согласился поужинать с ней, но предупредил, что просыпаться он любит в одиночестве, и встретиться им лучше в самолете Девица странно улыбнулась ( это он уже потом понял!), разлила вино и трапеза началась… А вот как она закончилась, он уже не помнил.

Верный своим правилам обращения с такими девицами, он и не подумал зайти за своей спутницей утром, вспомнил о ней только в самолете – место рядом с ним все еще пустовало, хотя он явился незадолго до вылета.

Он не беспокоился о ней, а только злился на нее – могла бы встать и пораньше! Из-за нее задерживается вылет! Стюардесса куда-то звонила, стояла до последнего у открытой двери, но девица так и не явилась. Самолет улетел без нее, и Жданов даже обрадовался – зачем ему такое сопровождение, но все же поинтересовался у стюардессы, не случилось ли что с его соседкой, и с изумлением узнал, что она еще ночью покинула отель…Сюрприз однако…

Он так подумал о блондинке, но сюрприз ждал его по прибытии на «остров счастья» – так было написано в турпутевке. При оформлении в отель ( он выбрал одиночное бунгало), он обнаружил, что исчезли кредитная карта и большая часть наличных денег – вот уж сюрприз так сюрприз…

Хорошо, что в путевке все оплачено, и деньги ему особо и не нужны. Если только на выпивку… А может быть это такой план Малиновского? Может быть, таким образом, он оберегает друга от излишнего алкоголя?

Подумав так, Жданов не стал звонить Роману, как собирался в первый момент обнаружения пропажи – не будет он просить, чтобы прислали ему деньги! Проживет две недели и так…Океан…пляж…и здоровый сон!

Крепкие напитки не совместимы с жарким климатом, ну если только чуть-чуть…На это ему хватит «оставленных» белокурой и длинноногой спутницей средств – понимающая оказалась…

А сама длинноногая и белокурая зачем ему?

Он к таким давно охладел – они у него с Кирой ассоциируются. Как же Малиновский не понял этого?

Вот если бы была она небольшого росточка…с глазами, как плавленый янтарь…с косичками…в очечках…А главное – с преданным взглядом, с готовностью подставить свое хрупкое плечико под груз его проблем. И с такими нежными пальчиками, перебирающими его волосы, и сладкими, мягкими губами, раскрывающимися как бутон розы навстречу его губам, и…

Нет, дальше представлять нельзя, иначе не успокоить жаждущее тело. Надо учиться жить без нее – она ушла, она не простила его…

За неделю здорового образа жизни Жданов пришел в норму – загорел, повеселел и проникся симпатией к местным обычаям.

Народ здесь жил красивый и жизнерадостный, они постоянно устраивали праздники с ритмичными, зажигающими танцами и такими же песнями.

И как не быть им такими, когда сама природа располагает к этому?

Триста двадцать солнечных дней в году!

Белые песчаные пляжи своей мягкостью ласкает ступни, а кроны огромных деревьев, даря освежающую тень и прохладу, не оставляют шансов солнечному зною. Вода в лагуне, окружающей остров, переливается то светлым нефритом, то великолепной бирюзой, а небеса меняют пурпур восхода на золото заката.

И горные утесы вдалеке - изумрудные, голубые, фиолетовые и коричневые - как зубы дракона вырисовываются на синем фоне удивительного неба.

С гор стекают прохладные воды, падающие с уступа на уступ стремительными водопадами, и быстрыми ручьями оплетающие пышную зелень и немыслимые цветы долины…

Пьянящий воздух пропитан сладкими ароматами дивных цветов, по которым порхают такие же дивные бабочки. Среди цветов и другой зелени разгуливают диковинные птицы ( они что, летать разучились?), которых иначе, как « жар-птица» и назвать трудно.

Земной рай, да и только…

Впервые попав в это великолепие, трудно поверить, что все это существует на самом деле – кажется, что это декорации к сказочному спектаклю.

Чтобы поверить во все это, надо прожить здесь, на острове, какое-то время, отрешиться от «городских», «европейских» проблем - бизнес, экология, поиск себя и смысла своего существования.

Здесь смысл один – просто жизнь. Просто счастье…

Недаром остров называется Макоти – Исполненное желание, если перевести…

А отель – Безоблачное счастье. А как иначе, если круглый год – солнечно…

Андрей возвращался с пляжа в прекрасном расположении духа – природа этого райского уголка сделала свое дело, когда увидел вереницу людей, идущих по дорожке к административному корпусу – прибыла новая партия туристов. И среди них – та, что будоражила его мысли, та, которая не давала ему жить, и которая и была его жизнью…

Он резко отвернулся, ускорил шаг – почти побежал – и скрылся в своем бунгало.

Сердце ухало в груди, никакого рая больше не существовало – проблема, от которой он бежал, настигла его. Судьба!

До позднего вечера он убеждал себя, что ему померещилось. Та девушка не могла быть Катей! Тем более, она шла под руку с мужчиной, и это не был Николай Зорькин! А других мужчин у Кати не было… Не могло быть!

С трудом, но он все же заставил себя поверить в то, что это был мираж, галлюцинация – он увидел то, что хотел увидеть!

На остров спустилась ночная прохлада, и начался праздник по случаю прибытия новых туристов. Чтобы попасть на этот карнавал песен и танцев не нужно было никуда идти – праздник был везде – на площади перед зданием администрации, в проходах между бунгалами. на палубе прогулочного теплохода, пришвартованного в лагуне.

Жданов вышел на крыльцо и стал смотреть сверху (бунгало стояло на высоких сваях) на передвигающиеся в ритме музыки массы людей. Не прошло и пяти минут, как он увидел ее! Катя стояла тоже на крыльце, но внизу, на последней ступеньке – то ли не решалась окунуться в людской водоворот, то ли собиралась подняться в «номер». Или она тоже высматривала кого-то? Того мужчину, наверное…Не его же, не Жданова…

Он стал наблюдать за Катей – теперь он уже не сомневался, что это была она!

Вскоре к ней подошел ее утренний спутник. Он был уже неотличим от местной публики – такой же веселый и жизнерадостный. И одежда на нем была соответствующая – светлые шорты и футболка, и…цветок за ухом, означающий, что этот мужчина занят. Постаралась видимо местная красавица, оставила свой знак… Он что-то говорил Кате, тянул ее за собой, и ему почти удалось убедить ее, она уже ступила на землю, но в этот момент появилась хозяйка цветка и увела его, по-хозяйски взяв за другую руку. А Катя бегом одолела ступеньки и скрылась в бунгало.

Похоже, не все ладно в датском королевстве?

Интересно, а бунгало одиночное или на двоих?

Ответ на первый вопрос не так просто узнать, об этом только Катя может судить.

А со вторым вопросом легче – можно выяснить у персонала отеля.

Вот только зачем ему это знать? - на этот вопрос никто ему не ответит…

Выяснять ничего не понадобилось. Жданов еще долго наблюдал за карнавалом – ночь принесла прохладу и заходить в помещение не хотелось. И он увидел подтверждение своим сомнениям – мужчина, с которым Катя приехала, изрядно навеселе, зашел совсем в другое бунгало, к тому же не один…

Глава4. Размолвка.

Долгий перелет вконец измотал ее. Катя не любила самолеты – отчасти от того, что боялась летать на них, но еще и потому, что плохо переносила полет. Взлет, посадка, воздушные ямы…Бррр… Сердце вместе с кровью уходило в пятки, а желудок и его содержимое, наоборот поднимались вверх…

Она холодела, бледнела, покрывалась крупными каплями пота, хватала ртом воздух, который казался густым, как вата. Приятного мало, и она без крайней необходимости, на самолетах не летала, предпочитала поезда, или автомобиль, на худой конец.

На этот раз необходимость была, самая что ни на есть крайняя – не доедешь до островов в Тихом океане, ни на каком поезде! Можно только по воздуху или морским путем, на яхте, но яхта - это совсем нереально.

Она бы, наверное, не решилась лететь так далеко, если бы Юлиана не убедила ее в чудодейственных свойствах таблеток, которыми она Катю снабдила – Катя Юлиане верила безоговорочно!

Таблетки и, правда, помогли. Она спала до Токио, и в Токио, где была ночевка в отеле, и после Токио, до Таити, тоже спала – принимала таблетки, как велела Юлиана, и спала. Только от Таити до острова Макоти, где им предстояло прожить две недели (и зарегистрировать брак!) она бодрствовала, но это совсем недолго, меньше получаса.

Спала, спала, а в результате чувствовала себя измотанной и уставшей – такое «последействие» таблеток.

В одном номере, стилизованном под древнее бунгало, их не поселили – они еще не муж и жена!

Миша расстроился, но пытался ее ободрить

— Катюш, это только на день! Завтра зарегистрируемся, и переселимся.

Как будто ее это волновало… Ей одной гораздо комфортнее, и если честно, ее гораздо больше волновало именно совместное проживание.

—Миша, а регистрация уже завтра? Мы и подготовиться не успеем…

—А мы сейчас все выясним! Может очередь… Но я заплачу…

Администратор охладила Мишин пыл, разъяснив, что по их правилам регистрация брака может быть только в конце срока пребывания. Им предстоит пройти испытательный срок, проверить свои чувства, ну а потом, если они не раздумают… Хотя…двери в бунгало не закрываются…

—Нет, ну странные люди! Испытание придумали… Будто мы не решили еще…Будто можем изменить свое решение…Я этого так не оставлю! Я на них жалобу напишу!

—На кого, Миш?

—На турфирму!

—А они-то в чем виноваты?

—Как в чем? Они же обещали быструю регистрацию.

—Так две недели – это же совсем недолго. И…мы же не спешим…У нас нет причин для этого…

—И все равно! Не надо было обещать!

—Миш, я пойду к себе? Я так устала, а вечером карнавал…

Они разошлись по номерам, и Катя проспала до самого ужина – наверное, действие таблеток еще продолжалось. А Миша похоже нашел другой способ отдыха – вечером он был уже очень весел! Навеселе…И знакомые у него появились! Все женского рода…

Может быть, это входило в программу испытаний?

Очаровательные девушки – изящные, игривые, с душистыми цветками в черных, вьющихся волосах, так и вились вокруг него, завлекая в свои сети. Они ничего не говорили – он все равно языка не знает – действовали с помощью томных взглядов, обещающих улыбок.

А он, наверное, уже шею свернул, вертя головой – разглядывал их, сравнивал. Глаза у него горели, в хмельной голове рождались смелые мысли и желания…Никогда раньше он не имел такого успеха у женщин! Закружилась его бедная головушка…

О том, что есть Катя, что они собрались пожениться, он помнил, но…это же не сегодня…

А как возмущался утром!

Но ужинали они вместе! Как было указано в рекламном буклете, завтрак привозят постояльцам на украшенных цветами каноэ, прямо к бунгало, но это они увидят только завтра, а вот ужин предлагалось провести в ресторане на берегу океана.

Они попробовали полинезийский куриный суп с кокосовым молоком, королевские креветки с фисташками в соусе из манго, папайи и ежевики; хрустящие утиные грудки, маринованные в смеси имбиря, горчицы и меда, поданные с фруктами(манго, папайя, гуано)и соусом Перно из шафрана.

А на десерт лакомились Куоло – пудинг из папайи, манго, бананов с ванильным морожеными карамельным соусом.

Полинезийская кухня восхитила даже искушенного Михаила, не говоря о неприхотливой к еде Кате.

Шум океана, белая яхта на горизонте, жизнерадостная, и в то же время очень душевная музыка, сопровождаемая безмолвным танцем загорелых мужчин и светлокожих женщин - все настраивало на романтичный лад, и Катя тоже настроилась. Миша держал ее руку в своей руке, и это не вызывало желания отдернуть руку, как раньше, и замужество уже не казалось ей чем-то пугающим, она даже собиралась пригласить Мишу к себе… На ночь…

А потом начался карнавал. Они покинули ресторан, и толпа – не слишком плотная, но все же толпа, втянула их в себя, вынесла на площадь, где громко били барабаны(ипу-хеке-оле) звучали укеке – струнные инструменты для мелодий любви.

И масса людей колыхалась в едином ритме. Каким-то образом меж людьми протискивались официанты, наливающие всем желающим приятные, но вовсе не безалкогольные напитки. Катя быстро устала от этого необузданного веселья, к тому же потерялся Миша – стайка томных красавиц оттеснила его от нее, и он пропал из виду, растворился в толпе. Она ждала его какое-то время, стояла неподвижно среди веселящихся людей, но потом поняла, что это уже другие люди – людское море обтекало ее, и перемещалось дальше, а возле нее оказывались уже иные люди. Вот и Мишу унесло, и ждать его, пытаться найти бесполезно.

Она пошла к своему бунгало, собиралась лечь спать, но карнавал – это настолько красочное зрелище, что она не смогла покинуть его ради такой прозы жизни, как сон. Она стояла на ступеньке лестницы и смотрела, как веселятся и местные, и приезжие…

Жители Полинезии как никто другой умеют наслаждаться жизнью.

Это люди счастливые и красивые. Они живут на островах солнечного света и чистого воздуха, за лагунами в цветочных садах; цветы, музыка и танцы - это их жизнь.

Природная грация, врожденная гордость, мягкая красота, искренняя благожелательность и теплое гостеприимство – эти черты отличают жителей островов.

Хихикающие дети с милым жеманством принимают угощения. Девушки и молодые женщины, пронзительно красивые и застенчивые, столь чувственны и прекрасны в танце. Мужчины - прирожденные спортсмены, в которых неоспоримая сила и жизнерадостность весьма пикантно сочетается с их грациозной томностью. У пожилых людей сердца веселые, души молодые и светлые, а глаза улыбающиеся, они мудры, проницательны, полны достоинства и обладают острым чувством юмора.

Жизнь создана для наслаждения, а правда существования - это радость! Так считают островитяне, и им ничуть не жаль поделиться всем этим с гостями острова!

Здесь, на ступеньке (в новую жизнь?) и нашел ее будущий муж.

— Катюш, куда ты?

—Ты пропал, а одной мне неуютно стало.

—Веселье в самом разгаре! Из ресторанов вынесли на лотках сладости – такие необычные! И закуски – такие маленькие порции – на один «укус»! Я думаю, можно будет перенять их опыт, устраивать подобное на приемах, на фуршетах. Да ты меня совсем не слушаешь… Тебе не интересно?

—Мне…интересно! Такие все красивые! И веселые! Хотела бы я уметь так веселиться.

—Так пойдем! Попробуешь сладости, выпьешь коктейль, и настроение сразу изменится! Ну, пойдем же!

Она не хотела обижаться на Михаила! В конце концов, сама виновата, что упустила его – надо было держать его, или… держаться за него крепче!

Она собралась вернуться на карнавал, к нему, и с ним провести эту ночь…

Она протянула ему руку, но в этот момент появилась настоящая нимфа – голые плечи, чуть прикрытые бедра, зазывный взгляд и сексуальность в каждом движении.

Глаза, губы, руки – ее тонкие изящные пальцы говорили красноречивее слов – все звало, манило, обещало…

Она выдернула цветок из-за Мишиного уха (не она ли его там оставила?), взяла по-хозяйски за руку и увела за собой…

А Катя осталась… Секунду или минуту она стояла неподвижно, в полой растерянности, а потом стремглав бросилась вверх по ступенькам к бунгало, у которого не запирается дверь, и которую она собиралась открыть для жениха. Совсем недавно собиралась! Но этот момент прошел. Может быть к счастью?

 



  • На главную